воскресенье, 8 сентября 2013 г.

Когда газетный заголовок – каламбур

Журналисты, придумывая заголовки, любят прибегать к языковой игре и использовать каламбур. Они обыгрывают слова, сходные по звучанию, но разные по значению, или разные значения одного и того же слова.
Фонетические возможности каламбурного обыгрывания слов проявляются в приеме использования звукописи: «Ж-ж-жуткая особа!» (имитация звука летящей пчелы), «Пройдет ли московский "дощщь"?» (напоминание о старомосковском произношении, привлекающее внимание к проблемам современного состояния русского языка).
К фоносемантическому уровню относится омонимия. Омонимы – слова, совпадающие по звучанию и написанию, но отличающиеся по значению. В газетных заголовках каламбурному обыгрыванию подвергаются все типы омонимов (полные омонимы, омофоны, омографы, омоформы): «Образование за границей. Сколько это стоит и стоит ли платить?», «Не мука, а мука», «Плачу за всех и плачу», «Душа прольется из душа», «Душ для души».
Многочисленны примеры обыгрывания сходства в звучании слов: «Морока в Марокко», «Паводок на поводке», «Колейность без келейности», «Сыр – барский, бар – сырный», «Арии вокруг аварии».
Лексико-семантические варианты многозначного слова, употребленные в пределах одного контекста, позволяют авторам создавать образные метафоры, оживляя тонкие смысловые ассоциации. Это дает возможность создания полисемантического каламбура, основанного на совмещении прямого и переносного значений слова: «Хлебное "хлебное" место» – статья о том, что качество хлебобулочной продукции ухудшилось. Прилагательное хлебный используется в значениях: 1) пищевой продукт, выпекаемый из муки; 2) выгодный, прибыльный. «Слабый пол слаб, а соблазнов так много» – в заголовке обыгрывается прилагательное слабый в двух значениях: 1) отличающийся малой силой, мощью; 2) лишенный твердости, устойчивости. «Слезы с потолка капали и доводили до слез хозяйку»: слезы – плач; слезы с потолка – метафорически описанное протекание крыши.
В каламбурах, основанных на полисемии, высвечиваются тонкие смысловые ассоциации, семантическая целостность слова не нарушается, между его значениями существует определенная смысловая связь. Именно это позволяет различать понятия полисемии и омонимии, так как ассоциации в словах-омонимах основаны только на звуковом тождестве.
В следующих заголовках отношения между частями носят название «комического шока»: «"Арбатская" сменила пол. Реконструкция западного вестибюля станции подходит к концу», «Есть первая доза. Репортер "Вечерней Москвы" продолжает
участвовать в испытаниях вакцины от птичьего гриппа». Явление, сначала внешне удивительное, оказывается естественным и понятным.
Трансформация значения слова может происходить путем шрифтового выделения доминирующего концепта: «Сумасшедшие КАРТежники», «ЗаМОРОЖЕННАЯ жизнь»,
«Зачем нам недоДУМАнные законы?», «НесЧастная клиника», «НеСНОСные времена»,»Качество поГОСТило и ушло», «ТРИУМФальная премьера».
Возьмем заголовок «Сумасшедшие КАРТежники». Прежде всего он ассоциируется со значением «страстные игроки в карты». Это тот ассоциативно-смысловой фон, на основе которого рождаются новые смыслы у графически выделенного элемента КАРТ (гоночный микролитражный автомобиль без кузова с ограниченными габаритами, предназначенный для соревнований на небольшой площадке). Как правило, заголовок такого типа сопровождается повторением выделенной части в подзаголовке («Карт – машина серьезная») или в самом тексте, что является естественной мотивацией выделенной части.
Шрифтовое выделение значимой части слова – распространенный прием графической языковой игры в создании заголовка. Участились заголовки «с ошибкой», образованные по данной модели: «Москвичей возьмут в ЗООложники», «Запад в СМИтении», «РАДАватъся рано», «Школьники не хотят быть безРОБОТными». Ассоциативно-смысловой фон, который возникает при прочтении заголовка, программирует подсознание на ошибочный вариант. Правда, учитывая тенденцию к снижению грамотности в современном обществе, можно считать данные эксперименты нарушением лингвоэтики по отношению к читателям.
Каламбурная антонимия – продуктивный прием на протяжении всей истории каламбура: «Хорошая копия с плохого оригинала», «Замах на рубль, удар на копейку», «Горячая страсть к холодному оружию», «Грязные деньги в чистом кошельке», «Холодная вода на горячую голову», «Тяжелые медали на легкой воде».
Существование антонимов в русском языке обусловлено характером нашего восприятия действительности во всей ее противоречивой сложности. В основе антонимии лежит принцип контрастности. Контрастные слова, как и обозначаемые понятия, не только противопоставлены, но и тесно связаны между собой. Ассоциативный эксперимент показывает, что слово-стимул легкий часто вызывает антоним тяжелый, белый – черный, горячий – холодный и т.д. Словесная игра на контрасте высвечивает особую значимость предметов и понятий, придает заголовку особую остроту и афористичность.
В газетных заголовках часто противопоставлены слова, не являющиеся противоположными по значению, это так называемые контекстуальные антонимы: «Я зарабатываю – вы отбираете», «Париться – не мыться!», «Я не мечтатель, а фантазер».
Явление антонимии используется в оксюмороне, стилистическом приеме, который состоит в создании нового понятия соединением контрастных по значению слов. Оксюморон в качестве газетного заголовка встречается на страницах газет, но не часто: «Горечь победы», «Слабость силы», «Окно в новое прошлое», «Самые заклятые друзья», «Согретые Северным полюсом».
Функциональные возможности оксюморона привлекали внимание литераторов с древнейших времен. Это неудивительно, так как оксюморон позволяет поразить воображение, вызвать неожиданные ассоциации, комический эффект или достичь иных целей по замыслу автора. Термин античной стилистики объединяет подчеркнутую противоречивость с одной стороны и слияние воедино противопоставленных понятий с другой. Сознательное «сочетание несочетаемого» – это творческий эксперимент. Контраст всегда ярок, парадоксальность суждения всегда привлекает внимание.
Встречающийся на страницах газет ономастический каламбур основан на обыгрывании фамилий, реже – географических названий и других имен собственных: «Найденный Найденов», «Броня Броневого», «Остроумная игра Ольги Остроумовой», «Валерия пригожая вышла за Пригожина», «В городе на Волге "Волг" генерал не признавал», «Намедни закрыли "Намедни», «"Столица" для столицы», «Разноцветная жизнь Цветного бульвара».
Лексические повторы также часто используют для создания газетного заголовка: «Застрахованные страхом», «Зарубежный рубеж», «Куда движется недвижимость?».
Единичные примеры деления слова на значимые части встречаются среди газетных заголовков в роли интеллектуальной игры: «Благо творите ли? Добро всегда приходит без посредников», «Та...ли...я? Обзор диет».
Мы попытались представить каламбурное сближение слов на фонетическом и лексическом уровнях, а также показать, что творческое начало языковой игры заключается в реализации нестандартных, контекстуально обусловленных связей языковых единиц.

©С. Г. Михейкина (журнал «Русская речь», № 4 за 2008 г.)

1 комментарий:

  1. Меня больше умиляют заголовки "Чуть не умер" или "Наташа вышла голышом к публике" например. Не правдоподобные заголовки, бьют в глаза, я уже настолько привыкла к этому что не открываю попросту эти ссылки, а могла бы если бы писали без заморочек. Ну не работает этот приём! Журналюги глупые. Я когда заказываю некоторые свои статьи, всегда проверяю их на http://antiplagius.ru/, что бы не было проплешин с текстом, когда покажу их ректору. На факультете журналистики очень важно быть оригинальным.

    ОтветитьУдалить