вторник, 5 ноября 2013 г.

Человек-словарь: 9 интересных фактов о Сергее Ожегове и его словаре

Однажды Сергей Иванович Ожегов (1900–1964) приехал с коллегами в Ленинград. На вокзале попросил таксиста отвезти их в Академию. Имелось в виду, разумеется, Ленинградское отделение Академии наук. Такси остановилось перед… духовной академией. Водитель явно подумал: куда же еще может ехать такой благообразный мужчина с седой бородкой и старомодными манерами? Не иначе как священник.

У Сергея Ожегова действительно были в роду священники: его мать была внучатой племянницей протоиерея Герасима Петровича Павского, автора книги «Филологические наблюдения над составом русского языка». И сам он испытывал глубокое уважение к православию. В свой знаменитый «Толковый словарь русского языка» Ожегов включил немало слов, которые описывают явления церковной культуры, за что на него ополчились многие коллеги.

Впрочем, Ожегову вообще пришлось выслушать немало критики. Ведь ему довелось составить первый в России популярный однотомный толковый словарь – настоящую визитную карточку русской лексики. А мнения насчет того, какие же слова должны туда входить, сильно различались.

В некрологе Ожегову Корней Иванович Чуковский написал: «Испытывая сильнейший напор и со стороны защитников штампованной, засоренной речи, и со стороны упрямых ретроградов-пуристов, Сергей Иванович Ожегов не уступил никому. И это вполне закономерно, ибо главное свойство его обаятельной личности – мудрая уравновешенность, спокойная, светлая вера в науку и в русский народ, который отметет от своего языка все фальшивое, наносное, уродливое».

Вот 9 интересных фактов о Сергее Ивановиче Ожегове и его словаре.

1. Сергей Ожегов немало потрудился для того, чтобы люди правильно произносили слова: редактировал справочники «Русское литературное произношение и ударение» (1955), «Правильность русской речи» (1962), консультировал дикторов на радио. Меж тем его собственную фамилию часто произносили неправильно («Ожогов»), думая, что она происходит от слова «ожог». На самом деле она образована от слова «ожег» (с ударением на первом слоге) – так на Урале называли палку, которую окунали в расплавленный металл, чтобы определить, можно ли его разливать.

2. Когда Ожегов готовил к печати «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова (им написано более трети статей) во второй половине 1930-х годов, цензор придрался к слову «любовница»: мол, у него «развратный смысл». Нет такого явления в Советском Союзе! Ссылки на то, что это слово встречается у русских классиков, не помогали. А Главлит в то время находился в Ленинграде, и цензор, приезжая в Москву, останавливался у одной женщины. И Ожегов подловил его: а эта дама-то, мол, кем вам приходится? А? Цензор вздохнул и… махнул рукой: оставляйте слово, шут с вами!

3. В том же словаре Ушакова в третьем томе слово «разведка» сопровождалось огромной цитатой о том, что в капиталистических странах органы госбезопасности ненавидимы трудящимися массами, а у нас, наоборот, пользуются уважением и любовью народа. Это была цитата из выступления наркома внутренних дел Н. И. Ежова. В последний момент Ожегов по какой-то необъяснимой интуиции убрал его фамилию, хотя в словаре авторство цитат обязательно указывалось. За это его вызвали на Лубянку и стали выведывать, откуда он узнал, что наркома Ежова сняли? Ведь об этом еще даже не успели сообщить в газетах!

4. Ожегова сильно критиковали за то, что он включил в свой словарь церковную лексику, а также дал некоторым словам нейтральную оценку вместо негативной. Например, знаменитый ученый Федот Петрович Филин писал в письме Ожегову (1950), что «апокалипсис», «аналой», «иконостас» – это «словарные трупы», которым не место в советском лексиконе. По мнению Филина, нельзя было давать определение «аристократии» «высший, родовитый слой господствующего класса, дворянства». Надо было «подчеркнуть эксплуататорский, паразитический характер аристократии».

5. Во втором издании словаря Ожегова (1952) появилось слово «ленинградец», хотя названий жителей других городов не было. Его велели вставить туда, чтобы отделить друг от друга слова «ленивый» и «ленинец».

6. Одному человеку словарь Ожегова помог выйти из тюрьмы. Парень получил большой срок за изнасилование. На досуге он взял из тюремной библиотеки только что поступившее туда четвертое издание словаря (1960) и посмотрел значение слова «насиловать». Написал письмо тюремному начальству, что в его случае никакого насилия не было: все совершалось по взаимному согласию и полюбовно, а девушка просто отомстила ему за отказ на ней жениться. Парень добился пересмотра дела и вышел на свободу.

7. По инициативе Ожегова в 1958 году в Институте русского языка была создана Справочная служба русского языка – бесплатная консультация по вопросам, касающимся правильности русской речи.

8. При жизни Ожегова вышли 6 изданий его словаря: второе и четвертое – переработанные, остальные – стереотипные. В марте 1964 года, уже будучи тяжело больным, он написал официальное обращение в издательство «Советская энциклопедия» о том, что находит нецелесообразным издавать далее словарь стереотипным способом. Нужно подготовить новое издание: включить новую лексику, пересмотреть определения некоторых слов и т.п. Планам не суждено было сбыться: 15 декабря 1964 года Ожегов скончался из-за врачебной ошибки.

9. С 1972 года словарь стал издаваться под редакцией ученицы С. И. Ожегова Наталии Юльевны Шведовой. От издания к изданию словник увеличивался и достиг 80 тысяч слов. С 1992 года на обложке появились обе фамилии. Были возмущены как наследники Ожегова, которым издательство не стало выплачивать гонорар (они имеют право на это до 2014 года), так и некоторые лингвисты – из-за того, что в словаре нарушен сформулированный Ожеговым принцип краткости и компактности, включены архаизмы и даже явно ненормативная лексика. Например, в нем есть одно весьма популярное слово на букву «г», рифмующееся со словом «давно», слово на букву «ж», которое рифмуется со словом «Европа». В 2003 году «каноническое», четвертое издание словаря 1960 года (с небольшими обновлениями) вышло под редакций Л. И. Скворцова.


© Мария Раевская 
Источник: Вечерняя Москва.

Комментариев нет:

Отправить комментарий