вторник, 7 января 2014 г.

Альтернатива: считаем до двух?

Буквоедство – свойство неплохое. Очень даже полезное свойство, особенно если речь идет о выяснении, можно так говорить или нельзя. Ведь чтобы объяснить, почему надо так или иначе, приходится порой доходить до самых истоков слова, выражения, конструкции и так далее.
Многие спорят по поводу слова «альтернатива»: можно ли, например, говорить о «пяти альтернативных законопроектах»?
А можно говорить «у нас нет другой альтернативы»? Здесь нам не обойтись без обращения к толкованию и этимологии самого слова «альтернатива». Пригодится и логика.
Итак: альтернатива. Что это, собственно, и откуда? Французское alternative происходит от латинского alter («один из двух»). Если подходить к делу строго буквоедски, «пять альтернативных законопроектов» – это против правил. Ведь альтернатива – это одна из двух возможностей, так? А здесь целых пять. Что-то не так...
Но не торопитесь. Посмотрим, что такое «альтернатива» не в исконном смысле, а в современном значении – в том, в котором это слово закрепилось в русском языке. «Альтернатива», если верить «Словарю иностранных слов», – это необходимость выбора между взаимоисключающими возможностями. Или каждая из исключающих друг друга возможностей. Но нигде не сказано, что таких возможностей может быть только две!
А что такое «альтернативный»? Это, по словарю, содержащий альтернативу, то есть допускающий одну из двух или нескольких возможностей. Вот мы и получили подтверждение: из двух или нескольких! Выходит, что «пять альтернативных законопроектов» вполне имеют право на существование. Так же как и «две альтернативы»... Нет, буквоедство определенно очень полезное свойство.

Из книги Королевой М. Говорим по-русски с Мариной Королевой (М., 2003)


Комментариев нет:

Отправить комментарий